Сущность и содержание понятия экологическое мировоззрение

Страница 1

Большим недостатком всех существовавших ранее этических концепций, особенно в период Нового времени, было то, что они были обращены только к сфере межчеловеческого общения и самым губительным образом пренебрегали живой природой. И это было естественным для эпохи индустриального модерна, рациональность которого воплотила воедино идеалы антропоцентризма, детерминизма, механицизма и либерализма.

С появлением и бурным развитием техники искусственное становится подавляющей реальностью среды человеческого существования. Поэтому именно в технике впервые природа оказывается предметом угнетения и подавления. «Техника отрывает человека от земли, - описывал этот процесс Н.Бердяев, - она наносит удар всякой мистике земли, мистике материального начала, которая играла такую роль в жизни человеческого общества. Актуализм и титанизм техники прямо противоположны пребыванию в лоне матери-земли, она истребляет уют и тепло органической жизни, приникающей к земле. Смысл технической эпохи прежде всего в том, что она заканчивает теллургический период в истории человечества, когда человек определялся землей не в физическом только, но и в метафизическом смысле слова .». Развитие технократизма ведет к укреплению дискурса господства, подчиняющим главные ценности цивилизации - право на жизнь, свободу и суверенитет - удовлетворению амбиций Прометея» (Р. Арон), т.е. стремлению любой ценой подчинить себе силы природы, ради чего приносятся в жертву интересы всего человечества, самая судьба человеческого рода.

Чем больше техники нас окружает, тем больше отходов мы производим. В конце XX века некоторые из философов делают вывод, что «вся естественная среда превратилась в отбросы, т.е. в ненужную, всем мешающую субстанцию, от которой, как от трупа, никто не знает, как избавиться. По сравнению с этим горы органических промышленных отходов просто пустяк. Вся биосфера целиком в пределе грозит превратиться в некий архаический остаток, место которого - на помойке истории».

В этом отношении смысл инвайронментализма как морально-этической программы заключается как раз в расширении традиционных пределов морального измерения до пределов самой земли, включая почвы, воды, растения и животных. Другими словами, инвайронментальная этика пытается разрешить основную дилемму современного антропоцентризма, сформулированную еще А.Швейцером: должны ли люди, неизбежные потребители жизни, оставаться безнадежно виновными перед животными и всей природой в целом.

Инвайронментализм перестает рассматривать окружающую среду как природу. В этом смысле характерной чертой всех традиционных экологических концепций можно считать смешение двух понятий - «природная среда» и «мир природы». Фактически же речь идет о двух разных онтологиях. При восприятии природы как «среды», каждый отдельный природный объект не имеет самостоятельной ценности, является взаимозаменяемым с другими аналогичными природными объектами. Поэтому для теоретиков-экологов и специалистов по охране природы, подходящих к ней как к «природной среде», важно сохранение тех или иных популяций животных и растений, а не отдельных конкретных организмов. В то же время, и это отмечает современная инвайронментальная психология, «при восприятии природы именно как «мира природы» каждый отдельный природный объект принципиально уникален и неповторим, так же как и любой человек, со всеми вытекающими из этого последствиями. В этом случае усилия по охране природы направлены на совершенно конкретных животных и растения, отдельные организмы, а не только их популяции». Другими словами, это означает, что этически и эстетически природа в человеческой среде обитания образуется прежде всего не как экосистема или биосфера, но как «совокупность конкретных природных объектов, взятых в их единичности и неповторимости».

В этом противоречии, что считать объектом экологической практики, видно как экологическая теория наследует типичную проблему картезианского дискурса, связанную с внутренними когнитивными противоречиями (реализм-номинализм, холизм-атомизм, рационализм-эмпиризм). Эпистемологический конфликт в логике научного мышления в ситуации экологического кризиса ведет к риску необоснованного волюнтаризма и презумпции морального релятивизма при принятии конкретных решений. Например, при решении «проблемы субституции»: «Жизнь самоценных индивидуальных особей может быть игнорирована в оценке мер по обеспечению общего блага для сохранения природной системы. Инструментальная, функциональная роль особей в жизнеобеспечении системы обладает этическим приоритетом. Что является злом для отдельных особей может быть, и зачастую является, благом для функционирования всей системы, а значит вполне приемлемо для нас». Примерами подобного отношения к природе служит экологическая практика в заповедниках, а также позиция, занимаемая экологами относительно целых исчезающих видов: «Те виды, которые сегодня считаются исчезающими, в прошлом были функциональной частью природной системы, они имели инструментальное значение, ибо занимали определенную экологическую нишу в системе. Их нынешнее состояние - результат той или иной субституции: они либо проиграли битву в ходе биологической эволюции с другими видами, заменившими их, либо были вытеснены в процессе искусственного изменения человеком окружающей среды. В любом случае подобные виды больше не являются элементами реальной экологической системы. Они уже не несут полезной функции, поэтому система может продолжать существовать и без них». Ущербность и опасность подобной логики может быть оценена в когнитивном и этическом аспектах, которые неразрывно связаны между собой. Дело в том, что сложные эволюционирующие системы не имеют видимых внутренних и внешних границ гомеостаза, поэтому системный редукционизм фактически отрицает важнейший постулат экологического мышления: видеть в живом живое, а не мертвое. Живая система или среда не имеет отдельных частей как мертвый организм, ибо она проявляет себя в таких свойствах, как незамкнутость, нелокальность и нелинейность. Таким образом, любые изменения, ведущие к гибели «одних» за счет жизни «других», имеют непредвиденные и непредсказуемые последствия для всей системы, мутация которой включает не только биологические, но и социальные, и ментальные аспекты. В системных категориях можно сказать, что обеспечение функциональности за счет большей функциональности является систематической ошибкой, ибо не функциональность является причиной жизни особи или популяции, но самая их жизнь есть гарантия их функциональности, поэтому объектом экологической защиты должна быть жизнь, а не функциональность. Все живое имеет право на жизнь так же как и я: мы никогда не сомневаемся в этом (не нами данном) праве в отношении себя, но без сомнений присваиваем себе право других на жизнь. Поэтому, если в наших силах проявлять заботу о сохранении жизни других, мы обязаны это делать, ибо разделяем с ними общую среду существования. Инвайронментальное отношение к природе противоположно инструментальному, ибо основано на предположении, что благо содержится в самом бытии, а не в его атрибутах. Именно поэтому человек, как указывал М. Хайдеггер, является пастырем (а не владыкой) бытия.

Страницы: 1 2 3

Другие статьи:

Основные направления работы по ознакомлению детей с народными традициями
Хорошо известно, что среди видов деятельности и имеющих большое воспитательное и образовательное значение для дошкольников является игра. Народные игры учат личность тому, что цену имеет не любое личное достижение, а такое, которое непротиворечиво вписано в ж ...

Контроль состояния здоровья ученика тренером при индивидуальной тренировке
При проведении индивидуальных (персональных) занятий тренеру по бодибилдингу на дополнительных занятиях по физической культуре у старшеклассников рекомендуется проводить следующие мероприятия для контроля состояния здоровья занимающегося и мониторинга эффекти ...

Разделы